1 сентября 2012 год.
Хогвартс - Экспресс.
Дик устало потянулся на сиденье.
Мать осталась дома с полумертвым Донни.
Она, конечно, поцеловала его в лоб и пообещала скрестить пальчики на удачу. Эта мысль, в общем-то, и согревала его по дороге к вокзалу в ледяном отцовском автомобиле, насквозь пропахшем смесью огневиски, машинного масла и кожи. То ли той, которой был обит салон, то ли человеческой; только он отчаянно не желал себе в этом признаваться.
Отец довез его до вокзала и показал, в какую стену въезжать, неловко, или, может быть, раздраженно, похлопалпо плечу и скрылся за тонированными окнами автомобиля.
Дик пошарил в карманах пальто и выудил оттуда пакетик с шоколадной лягушкой.
После войны стали восстанавливать экономику в магическом мире. Появлялось все больше новых фирм, продававших под своим именем какие-то старые и давно известные продукты; а чаще всего это были одни и те же фирмы, которые методично разорялись раз в месяц, а потом так же методично восстанавливались уже под новым именем.
Что ж поделать, волшебный мир тесен.
МакМиллан запихнул пустой пакетик в задний карман брюк и немедленно сунул лягушку за щеку.
Может быть ему повезет, и всю дорогу до Хогвартса он проведет в гордом одиночестве.
Что-то не внушали ему доверия эти бестолковые, орущие и кишащие дети.
Если так пойдет и дальше, с кем же ему общаться? Ну, не с этими же безмозглыми малолетками!..
Дверь купе отворилась, и все моментально заполнил шум.
В купе просунулись одновременно две головы: одинаково худые лица и растрепанные волосы; только один рыжий, а другой – чернявый; у одного – веснушки, а у другого – очки, которые в любую секунду готовы были упасть с кончика носа.
- Эй, тут свободно? – провозгласил очкастый. Голос у него, как и у Дика, изломанный, но все равно какой-то более низкий.
- Вообще-то нет, - проворчал Дик, грозно сдвигая брови. Наверное, единственная классная привычка, которую он подцепил у отца.
Рыжий просунул голову глубже и оглядел купе.
- Ты что, прячешь тут подружку под мантией-невидимкой? – они расхохотались, переглянувшись с самым хитрым видом, полностью ввалились в купе и плюхнулись на соседнее сиденье.
- Я Фред, - рыжий протянул тощую светлую руку.
- Я же сказал, что тут занято! – проревел Дик, взлетев с места. Полы черного пальто взмылились за ним, как крылья, черные глаза грозно сверкали, кулаки поневоле сжимались, выбеливая костяшки на смуглой коже. Сейчас он был как нельзя больше похож на фурию.
- Ты чего разорался тут? – черный взлетел с сиденья вслед, и теперь они стояли друг напротив друга, лоб в лоб, готовые убить прямо вот сейчас.
- А ты какого хрена тут права качаешь? Я сказал, что сюда нельзя!
- Это что блин, твоя собственность? Выкобенивается!
- Да что б тебе! – крикнул МакМиллан и со всего маху врезал ему под дых. Черный согнулся на секунду, выплевывая проклятия и ловя ртом воздух, но тут же поднялся, что бы зарядить ему в челюсть. Дик не остался в долгу и тут же шарахнул ему кулаком в нос. Кулак очкарика в ту же секунду сросся со скулой Дика…
Фред тоже был ввязан в эту драку и тут же обзавелся парой синяков и струйкой крови из носа.
В общих чертах все это длилось довольно недолго, как и все мальчишеские драки, и уже минут через пятнадцать они сидели на полу в купе, устало сложив локти на поднятые колени и недоверчиво поглядывая друг на друга из-под спадающих на лицо полос.
- Это что тут происходит? – в дверях показалась голова кого-то из старшеклассников.
Ребята зашмыгали носами, втягивая кровь.
- Та-а-ак, - он вытянул за ухо первого подвернувшегося, и им оказался Дик.
- А ну отпусти!
- Так! – он отпустил Дика и тот бухнулся на пол. - Еще раз услышу что-то у вас, поведу к МакГонаггл как только приедем, ясно?
Он вышел, и ребята одновременно протянули средний палец захлопнувшейся двери.
- Дик МакМиллан, - Дик по-птичьи (не убирая надменно-предусмотрительного взгляда!) склонил голову на бок и протянул смуглую жилистую руку.
Двое недоверчиво покосились на руку, а потом очкарик с размаху хлопнул его пятерней и карикатурно затряс рукопожатие.
Ребята засмеялись хрипловатым одиннадцатилетним смехом. Обстановка настороженности и враждебности медленно улетучивалась.
- Джеймс Сириус Поттер, - его голос, чуть более низкий, чем у Дика, звучал гордо, когда он произносил свое имя. Фред не удержался и закатил глаза, они опять рассмеялись.
- Что, даже не спросишь, «Мерлинова-борода-что-тот-самый-Поттер»? – скривился Джеймс, вечно раздражаемый этим вечным вопросом, и искренне удивленный его отсутствием.
- Много чести тебе, - беззлобно фыркнул Дик. – У нас дома про Поттеров не принято лестно отзываться.
- Да-да, Джим, слава – это и куча недоброжелателей, помимо поклонников! – философски заметил Фред. - Кстати, я, конечно, меркну в тени моего кузена, - он закатил глаза, - но позвольте мне представить мою скромную персону! Фред Уизли-младший, - он почтительно кивнул с невероятно серьезным лицом, и все снова засмеялись.
Они с Диком пожали руки.
- Так что, вы – кузены?
- В чистокровном обществе, - Джеймс чуть поморщился, - все рано или поздно родственники. Эй, есть у кого-то еда?
- Кто о чем, а Джим – о жрачке! – коротко хохотнул Фред, за что немедленно получил толчок кулаком в плечо.
Дик пошарил по карманам, из которых тут же посыпались пакетики и обертки.
- Были шоколадные лягушки, но… - он многозначительно вывернул карманы и сжал в горсти разноцветные упаковочки.
- У меня, вроде, были печеньки. – И Фред задумчиво полез в карман рюкзака.
***
- Эй-эй, свободно тут? – раздалось у двери.
Ну вот, еще кто-то.
В проеме показалась светлая и безнадежно кудрявая голова.
Джеймс задумчиво потер подбородок.
- Заходи уж, - произнес он. – А тонадоело мне что-то сегодня драться.
- Ага-а-а, - протянул Дик.
- Ой, да он и не вспомнит про нас, как приедем, - закатил глаза Джеймс. – И вообще, чего нам бояться этой МакГонаггл? Круциатусом не лупит же!
- А может и лупит, - таинственно произнес вошедший и все обернулись. Это был довольно худой мальчик с обрезанными до скул золотистыми кудрями и безобразно вздернутым носом.
На нем была белая футболка и аггловский джинсовый комбинезон – потертый и явно больше размера на два.
- В Хогвартсе точно не лупят, - произнес Фред через несколько минут молчания.
- Тебе лучше знать, - легко пожал плечами вошедший и забрался на сиденье, подбирая ноги по-турецки.
- Ну, давай, что ли, знакомиться, - неожиданно для себя предложил Дик.
- Сайфер, - сказал кудрявый и протянул кулак. – Пен Сайфер.
- Это, типа, Пенсильван? – спросил Дик, не глядя ткнувшись костяшками.
- М-м, почти угадал. Это типа… - он скривился, будто сейчас его заставят проглотить экскременты дракона, - Пенелопа.
Ребята дружно раскрыли глаза до размеров тарелки – кусачки.
- Ты… что это… девочка? – выдавил Фред.
- А что, не заметно? – она без тени сарказма оглядела себя с головы до ног.
- Вообще-то, не очень, – Джеймс взъерошил волосы.
- Даже не знаю, радоваться или обижаться, - усмехнулась Сайфер, плюхаясь обратно на сиденье. – Но я же все равно могу ехать тут, правда?
- Ну, мы пока вроде не собирались выгонять, - пожал плечами Фред.
- В маггловском мире невыгодно быть девочкой, - задумчиво хмыкнула Пен, роясь в карманах кожаного плаща, который только что достала из рюкзака.
- Не будем об этом, - скривился Дик.
- Заметано, - пробормотала девочка, продолжая искать что-то в карманах, - Кстати, раз на то дело пошло, можете звать меня Пэнни.
- Заметано, - улыбнулся Фред, и они стукнулись кулаками.
- Ну? – она протянула кулак Джеймсу.
- Что ты хранишь в этом мешке? – он взглядом указал на плащ в ее руках.
- Сам ты мешок, - она обиженно сморщила носик, - Это Курт.
- Мешо-о-ок! – протянул Джеймс.
Девочка даже зубами заскрипела.
- Еще раз… ты назовешь моего Курта мешком…
- И что будет? – задиристо протянул Джеймс, качая лохматой головой.
- По роже дам, вот что, - шикнула Пэнни, а ребята расхохотались. – Что, не веришь? – она надменно изогнула бровь.
- Дай-ка подумать: мне морду собирается бить девчонка в драном меш..
Раздался ужасающий хруст, и в следующее мгновение Джеймс уже отвернулся и незаметно для всех запрокинул голову, останавливая бегущую из носа кровь, а Пэнни встряхивала ушибленную руку.
Встряхивала она ее, к слову, довольно интенсивно, потому что чемоданы и рюкзаки, собранные в невообразимую башню в углу одного из сидений, с грохотом полетели на пол. Как в дешевом маггловском кино, честное слово.
- Опять вы? – в дверном проеме показалась голова старшеклассника и ребята могли бы поклясться, что готовы были задать ему тот же вопрос.
- Опять ты! Бестолковая маггловка! – он выволок Пэнни за ухо в коридор. - Я тебя предупреждал мне на глаза не попадаться? И так борзая! Ну, я тебя проучу-у-у! – он потащил ее куда-то, точнее потащил бы, если бы в этот момент ему со всей дури, со всей щедрости сапога из драконьей кожи не прилетел пинок под зад от Джеймса.
Старшеклассник выпустил Пэнни, которая схватилась за больное ухо и невольно бухнулась на пол, и медленно повернулся к выскочившим из купе ребятам.
- Кто это сделал? – он грозно оглядел всю толпу первокурсников.
- А ты угадай! – запальчиво предложил Дик.
Старшеклассник еще раз оглядел толпу, уже не с таким вызовом.
Их почти полсотни, плюс почти все чистокровные. Тронь одного – проблем не избежать. Да и черт с ней, с этой маггловкой! Они – эти мелкие – проворные, тут, правда, проще уйти.
И он ушел, окинув напоследок детей ненавистным взглядом.
Фред протянул Пэнни руку:
- Пошли, девочка, расскажешь все.
2 июля 2018 год.
Событие, которого с трепетом ждет весь Хогвартс, включая эльфов и администрацию.
Особенно эльфов.
Событие, которого с трепетом ждут сразу же после пира в первый учебный день.
Конец года.
Это лето обещает быть насыщенным, красочным и полным приключений, как и все, что связано с семейством Уизли-Поттер.
Вокзал Кинг-Кросс. Платформа 9 3/4.
Паровозный дым клубнями ползет по каменному полу. Поезд останавливается со свистом, и из него с визгом вываливаются студенты и бегут к своим родителям.
Джеймс Сириус тащит ее на спине, подхватив под коленки, она с хохотом цепляется ему за шею.
Пэнни уже была у них на Рождественских праздниках, но лето – это совсем другое. Лето бурлит и кипит, лето проносится над головой ароматом печеных яблок, тихих длинных вечеров и теплого дождя. Лето – это что-то невообразимо-необъятное, а лето в компании Мародеров – тем более.
Джеймс пробивается к своим через толпу, сдавленно ругаясь и периодически подпрыгивая, чтобы съехавшая Пэнни снова приподнялась и уцепиласьногами аккурат за его бедра. Рядом идет Фред, который сыплет шуточками и песенками, а Роза идет чуть поодаль, всем своим видом говоря: «Нет-нет, они не со мной!»
А вот и невысокий плотный человек в аккуратном, но немного потертом костюме. Идеально выбрит, волосы гладко причесаны, в руках – свернутый выпуск «Пророка», из-под круглых очков смотрят усталые глаза. И только кривой шрам на лбу говорит нам о том, что это не служитель маггловской секретарской конторки, а известный во всем волшебном мире убийца Темного Лорда и заступник магглорожденных – Гарри Джеймс Поттер.
Он тихо переговаривается с рыжим бородатым мужчиной, они беззвучно смеются. Рядом так же по-свойски болтают аккуратная тонкая дама с гладко зачесанными каштановыми волосами и добродушно улыбающаяся чуть располневшая женщина с небрежными рыжими кудрями до плеч и тонкой рыжей девочкой в зеленом платье, которая добралась до родителей раньше всех.
- Эй, Сайфер! Ту-тууу! – оглушительно завопил ей на ухо Джеймс-Сириус, ссаживая со своей спины на тележку.
- Поттер, Мерлинова мать, ты чего орешь? Что случилось?
- Луна с небушка свалилась, - проворчал тот удачно подцепленное из какой-то маггловской книги выражение. - Приехали, просьба освободить вагоны!
- А? Ой, - она скомкано улыбнулась, увидев добродушно усмехающиеся лица. Вот родители Джеймса, его же брат и сестренка, Роза, Хьюго, мистер и миссис Уизли, Фред, и его родители, которые тоже Уизли.
- Как спалось? – улыбнулся Фред.
- Поттер – никудышный диван в силу своей хронической костлявости, а так нормально, - хмыкнула она.
Ребята не старались отдельно выписывать ее биографию в письмах родителям, но не писать о ней они не могли, потому что Пэнни была, как бы громко и пафосно это не звучало, частью их жизни.
Конечно, родителям была рассказана только Официальная Легенда: добросовестная учеба с примесью незначительных шалостей. По правде, все было значительно веселее, но зачем расстраивать этих милых и вежливых мужчин и женщин рассказами о том, как они играли в Волшебные карты на раздевание со Скорпиусом, или сбегали из башни в полнолуние, что бы оставить под дубом у реки утренние оладьи для одного знакомого волка? Или, например, на спор писали доклад по Травологии из строчек маггловских книг, которые выпадут?
Шалости, которые грамотно продумывались и обговаривались между ребятами (для совпадения показаний в случае ЧП), были чем-то правдоподобным (ибо никто не поверит в то, что максимум, на что способны их чада за весь год – это назвать слизеренцев «какашками»), но достаточно безобидными, чтобы собрать растреклятый Семейный Совет под командованием мистера Поттера. Словом, для того, чтобы быть Мародером, надо иметь недюжинный поэтический талант.
- Пэнни, мы так рады, что ты будешь у нас! – воскликнула Джинни Поттер, заключая ее в свои медовые объятия.
- Я тоже, миссис Поттер! – честно сказала Пэнни и даже зажмурилась, вдыхая запах меда.
- Что ты, что ты! – торопливо окликнула ее молодая женщина. – Зови меня просто – Джин.
- Хорошо, Джин, - улыбнулась Сайфер. – Мы трансгрессируем, или по старинке? - поинтересовалась она, не зная, к кому конкретно обратиться.
- По старинке, - неожиданно подал голос мистер Поттер и даже улыбнулся.
Они завалились в кузов синего грузовика, явно предназначенного для большой семьи с кучей детей. Он был очень аккуратным, чистым и невероятно уютным, хотя обычно подобные машины представляют разбитым и потертым транспортом фермеров.
Пэнни болтала о чем-то с Розой, лежа на коленках у Фреда.
Роза была хорошей девчонкой и прекрасной волшебницей, и, к слову, совсем не такой скучной, как о ней говорил весь поток. Гриффиндорские девчонки, конечно, всегда были на ее стороне в споре со слизеренками, конкретно никаких ссор не происходило, и Розу очень уважали, но, в общем-то, близких друзей у нее не было.
Сама Роза легко общалась с Сайфер, но немного предосудительно смотрела на ее возню с парнями. Вот и сейчас Пэнни лежала на коленях у дремлющего Фреда, Джеймс дремал нее на животе, Альбус дремал, подперев своим лбом голову Фреда с другой стороны, а Лили Луна и Хьюго в обнимку дремали у него на коленях. Словом, все дремали, и все друг на друге, и, в целом, это было похоже на тетрис, только Роза сидела чуть поодаль, вытянув ноги в аккуратных черных джинсах на всю ширину кузова, как бы закрывая проход, будто не было поднимающейся дверцы.
- А потом, когда мы открыли им дверь… - Пэнни аккуратно вытащила руку из-под отрешенно лохматой головы Джеймса, стараясь не разбудить его, чтобы протереть слипающиеся глаза. – Они вывалились, как стекла из окон, когда Полная дама поет, потому что прижимались к двери и… эй, Роза?
Роза дремала, откинув голову на стенку кузова.
Тогда Пэнни подумала, что и ей неплохо бы подремать, но Джеймс спутал ее планы.
- Эй, Сайфер, - шепотом, который был слышен, наверное, даже в салоне, позвал он.
- Ну чего тебе?
- Видишь ли, ты меня разбудила своими дикарскими плясками и теперь мне не спится. – Охотно объяснил он, - Перед сном я привык болтать с Фредом, а он уже свистит в две дырочки. Так что раз не спишь здесь только ты, я вынужден разговаривать с тобой.
- Вообще-то, я как раз я собиралась спать, - фыркнула Пэнни.
- Значит, я успел, - ухмыльнулсяСириус. – Ну что, есть грандиозные планы на лето?
- С учетом того, что я узнала, что еду к вам два дня назад – пока нет.
- Когда это тебе не хватало двух дней? – изумился Поттер.
- Нет, мне лень придумывать шалости. И вообще, какой в них смысл? Каждая шалость должна совершаться с какой-то определенной целью. Да, даже если эта цель – напакостить кому-то, - добавила Сайфер, перехватив его взгляд. - Но напакостить – это ведь тоже не просто так, а за что-то. А тут даже некому.
- Ну, может быть, ты и права, - неожиданно для себя согласился Сириус. – Так неинтересно.
- О чем вы еще болтаете? – Пэнни поерзала, стряхивая с себя Сириуса.
- О девушках, - Сириус осклабился своим словам и тому, что избавиться от него не удалось одновременно.
- Кто бы сомневался, - улыбнуласьПэнни. - Кстати, обломилось тебе чего-то с Браун?
- Ага, как же, - Сириус повел плечами, устраиваясь поудобнее. – Сначала нас спалил Филч, и мы убежали в гостиную, а потом завалилосьпол-Пуффендуя, ее подружки обвинили меня в неверности, и, в итоге, меня послал весь поток, кроме самой Аманды.
- До Выручай-Комнаты не додумались? – искреннее удивилась Пэнни.
- Знаешь, как-то некогда думать было, - фыркнул Сириус. – Где ты раньше была?
- Как всегда, на ваших коленках, сэр, - насмешливо фыркнула Пэнни. - О, Мерлин! Джеймс Сириус Поттер отказывается шевелить мозгами, когда на кону его же репутация! Что творится, что делается?
- Эх, Сайфер, Сайфе…Вот была бы ты парнем не только морально, поняла бы меня, - покачал головой Поттер. - Когда на тебя Филч налетает, как дементор, и готов за шкирку оттащить к МакГонаггл, а в этот момент под тобой девушка почти ноги раздвинула, кровь приливает не совсем к голове.
Пэнни беззвучно расхохоталась.
- Эй, хватит там трястись, мне ж неудобно! – Сириус ткнул ее локтем в бедро, и Сайфер немного успокоилась. – Как там Сизый?
Пэнни только покачала головой.
- Ты же знаешь, он не самый разговорчивый парень в Хогвартсе.
- Черт, мы ж его звали…. – Джеймс потер лицо и взъерошил волосы.
- Он не хочет «травить ваше семейство своей кислой красной рожей», - усмехнулась Пен, процитировав друга.
- Псих он, - беззлобно фыркнул Джеймс.
- Проблемы переживает в одиночестве, - поправила девочка, дернув уголком рта.
- И как это? – каким-то отрешенным голосом спросил Поттер.
- Как это – что?
- Как это, когда тебе некда ехать?
1 сентября 2012 года, Хогвартс – Экспресс.
- Ну, давай, выкладывай, винчинчала, – сказал Дик, когда они завели ее в купе.
- Винчин - кто? – Пэнни мотнула головой.
- Винчинчала, - улыбнулся Дик, и белая полоска зубов с чуть более длинными, чем нужно клыками сверкнула на смуглом лице. – Значит – девочка.
- Ну, чего выкладывать? – она подобрала ноги и обвила коленки руками. - Я из маггловского детдома, вот. Никто не знает, магглорожденная ли, полукровка ли, чистокровная ли, волшебница – и все тут. Знаю только, что моя мама умерла на маггловской войне, потому что была на нее похоронка. Ну, волшебники же могут в маггловском мире воевать, поэтому никто ничего не знает. Хотя большинство, как видите, считает, что только маггловка.
- Это слизеринцы, - пояснил Джеймс. – Они про всех плохо говорят, забей. Чего он на тебя взъелся-то? Только из-за этого?
- Я чего-то разбила какому-то там важному сынку, - качнула головой Пэнни. - Мел… Мал… Малфой, вот! Я зашла к ним в купе, они начали такие носы зажимать, сказали, чтобы я убиралась и не загаживала им помещение своей маггловской вонью. Ну, я шарахнула его шар о стенку, - гордо произнесла Пэнни, и ребята одобрительно заулыбались.
- А потом пришел этот? – спросил Фред.
- Угу, - она шаркнула по носу тыльной стороной ладони.- Не-а, я вас не буду кормить подробностями! – воскликнула Пэнни, увидев любопытство в их глаза. – В общих чертах, сказал, что б я не приближалась больше к чистокровным и не попадалась ему на глаза. – Она едва заметно потерла ушибленный лоб.
Ребята грозно сопели.
- Мы ему… устроим, - проскрипел Фред.
- Чего это вы вдруг меня защищать решили?
- Не льсти себе, винчинчала, - хмыкнул Дик. – Мы просто не допустим такого отношения к нашим! Ты же наша, да? – Пэнни, помедлив, кивнула. – Вот! И потом, мужчины всегда должны защищать слабых женщин! – воинственно добавил он
- Ну, на счет слабых ты погорячился, - хихикнула Пэнни, кивнув в сторону Поттера.
- Не погорячился! – тут же отозвался Джеймс, и все засмеялись.
- Итак, ты с нами, Пен Сайфер? – Дик придвинулся ближе. – Устроем фееричный облом этому гадкому слизеренцу?
Пэнни с недоверчивой улыбкой посмотрела на него, а потом кивнула.
- У меня даже есть пара идей!

Вопрос: Like?
1. ♥  0  (0%)
Всего: 0

@темы: третье поколение